Часть 1. Что подтолкнуло беларуских пиратов создать филиал Creative Commons?

26/08/2014


 
Часто на попытки новичка FOSS-сообщества оспорить положения копирайта, в том числе и от уже бывалых опенсорс активистов, можно услышать фразу: «Dura lex sed lex», – «Закон суров, но закон». Это древнеримское выражение предлагает нам подчиниться принуждению даже того закона, который может быть неоправданно суров. Но те, кто знакомился с трактатом Цицерона «О законах» встречались с другой не менее интересной парадигмой римского права: «Salus populi suprema lex esto», что значит “Благо народа – высший закон”. В этой статье автор представляет свое видение того, почему современный беларуский закон «Об авторском праве и смежных правах» 2011 года (далее, Закон «Об авторском праве», ЗоАП, копирайт) слишком «суров», и почему он не  действует на «благо народа»? Какие цели преследуют беларуские пираты ,  создавая филиал Творческих Общин (Creative Commons)?

Справка: Творческие Общины (далее, Creative Commons, СС) - это некоммерческая организация (и одноименные лицензии в сфере авторского права, в первую очередь), занимающаяся разработкой и продвижением гибкого  лицензирования для различных видов контента (видео, аудио, графики, текста), как для сети, так и реала. На сегодня лицензии СС признаны в ряде стран мира, также их используют множество популярных сетевых сервисов и публичных баз данных (wikipedia, youtube, flickr, jamendo, slideshare и т.д.). Деятельность СС-филиалов по всему миру (их более 70) может касаться не только  интегрирования СС в местное законодательство, но и разработки различных программных модулей, баз данных для открытых и свободных систем, организации конкурсов Википедии, ряда просветительских мероприятий в сообществах авторов, разработчиков, учёных и т.д. Близкие по духу движения: википедия, копилефт, open access, open data.

Основные тезисы автора в огород копирайта звучат так. Копирайт:

  1. имеет запретительную природу и служит инструментом цензуры;
  2. замедляет культурный и интеллектуальный обмен;
  3. cтимулирует “экономику рантье”;
  4. представляет собой массивный и непонятный большинству создателей контента текст;
  5. суть есть устаревший и вредный для “salus populi”.

Пройдёмся по каждому пункту и обозначим те особенности “авторского права” для Беларуси, которые сильнее всего влияют на развитие экосистемы творческих сообществ.

Запретительная природа «копирайта»

Заключается эта природа, прежде всего, в том, что копировать (воспроизводить), изменять (переделывать, перерабатывать) и распространять различный контент (видео, аудио, текст и т.п.), программы запрещено, если это явно не разрешено автором или иным правообладателем. Статья 16 ЗоАП гласит, что «…исключительное право на произведение означает право автора или иного правообладателя использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом. При этом автору или иному правообладателю принадлежит право разрешать или запрещать другим лицам использовать произведение». Другими словами, реализовывать в полной мере своё «исключительное право» может только правообладатель. Перечень этих прав очень широк, и их реализация не ставится в зависимость от того, на коммерческой или некоммерческой основе используется произведение.

Право «разрешать или запрещать» согласно статье 16 пункту 2  касается, в частности «переработки произведения для создания производного произведения».  Теперь посмотрим, что такое «производное произведение». Из Статьи 4 ЗоАП «производное произведение - перевод или иная переработка произведения, являющиеся результатом творческого труда, в том числе обработка, обзор, пересказ, аннотация, резюме, реферат, инсценировка, музыкальная аранжировка».

Данное ограничение касается множества форм творчества. Подобный подход в праве может легко служить появлению частной и/или государственной цензуры. За примером далеко ходить не нужно. В городе Борисове в 2013 году правообладатель захотел за нарушение своего «морального права» получить 50 млн. руб.

Замедление культурного и интеллектуального обмена

Когда автор боится опубликовать какие-то данные даже в образовательных целях, то создаётся атмосфера страха; индикатор того, что публичная циркуляция знаний перестаёт быть безопасной. Наиболее яркими будут случаи беларуской Википедии.

Например, редактор сомневается, можно ли поместить автограф для статьи bit.ly/1sk1bZt согласно правилам копирайта? Или известный  пример, когда в статье о Национальной Библиотеке Беларуси удалялись фотографии зданий. Авторам материала пришлось найти какую-то открытку, а полное изображение разместить не удалось. Причина в том, что «произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства» согласно статье 6 ЗоАП тоже являются объектами авторского права, и защищаются со всей суровостью закона. Размещение фотографии архитектурного объекта может быть осуществлено только с письменного разрешения автора проекта этого объекта, пока не истёк срок охраны (см. след. пункт) имущественных прав.

Пример с библиотекой также ярко показывает как сокращается (приватизируется) общественное пространство. Библиотека строилась всем миром, а фотографию размещать может только один – правообладатель. В нашей стране на языке википедистов нет «свабоды панарамы».

Чего стоят фразы из лент разговоров редакторов Википедии с администраторами: «Добры дзень! навошта выдалілі маю фотку помніка Багушэвіча ў Смаргоні? Я яе сам рабіў і перадаў у грамадскае карыстанне. Вярніця сяйчас жа!», или «Навошта ж вы выдалілі фатаграфію… :( :(Толькі сёння заўважыў, што з ёю ізноў узніклі праблемы і хацеў давесці да ладу, дык вось на табе — рэдагаваць ужо няма чаго».

Хочется отметить особо случай общественно полезной некоммерческой инициативы. Знакомая автора желала сделать проект для слабовидящих. Этот проект касается аудиозвучки книг об истории Гродненского края в доступном для многих формате mp3. Она столкнулась с пунктом 2 статьи 34 ЗоАП «Воспроизведение произведений для незрячих и слабовидящих лиц», которая гласит, что «распространение … экземпляров произведений должно осуществляться способами, исключающими широкий доступ к ним лиц, для которых эти экземпляры не предназначены».

По сути некоммерческому проекту предлагается использовать так называемые технические средства защиты авторских прав (ТЗАП, DRM) которые исключают широкую доступность контента проекта. Впереди у активистки не только озвучка книг, но и гигантский объём работы по поиску правообладателей и мотивации их для передачи прав на «производное произведение». Если учесть, что подобные проекты являются волонтёрскими, то инициатива может сойти на нет, благодаря юридическим барьерам.

Продолжение следует...

rizoma

UPD.

Читайте продолжение часть 2.

Колонки

Karen Eliot

Інфармацыйная правытнасць - гэта права індывіда на недатыкальнасць і свабоду асабістага жыцця . А ці прыватнасць з’яўляецца каштоўнасцю?

Алексей Карамазов

Молодой белорусский писатель Андрей Диченко маркирует свои книги лицензией Creative Commons. О том, почему копирайт устарел и что придет ему на смену.