Часть 2. Что подтолкнуло беларуских пиратов создать филиал Creative Commons?

28/08/2014

В первой части статьи мы касались 2 из 5 тезисов против копирайта. Это его запретительная природа и свойство, замедляющее культурный и интеллектуальный обмен. Сейчас продолжаем раскрывать тезисы. В конце статьи предложу один из способов решения проблемы.

Экономика рантье

Копирайт даёт монополию. Кто-то может сказать, что она ограничена временем. Например, в Беларуси срок этой монополии составляет жизнь автора плюс 50 лет. Согласно статье 20 ЗоАП «Исключительное право на произведение действует в течение жизни автора и пятидесяти лет после его смерти...» Конечно, эта монополия не вечна.  Какая же монополия вечна?!

На протяжении времени действия своего исключительного права (50+) правообладатель может не производить ничего нового, а просто собирать ренту с когда-то созданного произведения – жить на проценты. Такой подход стимулирует появление перекупщиков «авторских прав», другими словами, посредников, раньте. Монополия позволяет, не создавая новое, получать прибыль, а это приводит к деградации любой экономики, не нужно ждать 50 лет.

Также усиливает монополистический беспредел организации по коллективному управлению авторскими правами (ОКУП), являясь полузакрытыми клубами, они пропускают через себя гигантские суммы денег, а также лоббируют интересы крупных корпораций-держателей целых портфелей с авторскими правами. Это всемирно известные IFPI, RIAA, MPAA, BSA. В Беларуси функциями ОКУП занимается Национальный центр интеллектуальной собственности, которому не чужды многие проблемы подобных организаций. В 2013 году ярким примером стал случай с webmusic.by

Здесь можно сделать следующий промежуточный вывод. Сохранение текущих положений копирайта особенно важно для посредников.

Массивный и непонятный большинству создателей контента

На сегодня мало кто понимает, как пользоваться этим законом. Как использовать материал в реале, в сети, чтобы не нарушить закон? Где та грань правомерного использования? К кому обращаться, если захотелось пройти все «круги ада» и получить лицензию на использование чужого произведения?

Авторы и создатели часто застывают перед неопределённостью многострочного текста или заключений юристов о сложившейся ситуации. Сферу интеллектуальной собственности регулирует большой объём различных законов, международных документов. Например, статья 3 ЗоАП отсылает читателя (в роли читателя может быть не юрист а, например, художник или режиссёр) прочитать ещё пару (а их десятки) международных договоров для пущей уверенности в «копирайт»-чистоте своего творческого вдохновения: «если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора».

Сложные лицензионные договоры крайне трудно раздобыть и ещё труднее понять. Расплывчатые формулировки, например, «объективная форма» (ст.1), «оправданный объёмом, целью цитирования, информационной целью» (ст.32, 33 ЗоАП). Копирайт также создал большую мешанину в терминологии (понятие «пиратство», «автор», «правообладатель»). В языке, в том числе юридическом, часто используется слово «пираты», хотя оно - не юридическое и не имеет легального определения.

Устаревший и вредный

На сегодня ЗоАП не учитывает свойство Интернет, его динамичность, возможности быстрого обмена контентом, создания точных копий, а выстраивает различные барьеры этому движению.

Чего, например, стоит ограничение беларуского законодательства заключать лицензионные договоры в отличной от письменной форме. Таким образом, за бортом закона остаются набор таких публичных лицензий как Creative Commons (для контента), GNU GPL, BSD, Apache, Mozilla, MIT, CPAL (для софта) и другие, широко используемые в мире.

Хотелось бы сказать пару слов о названии закона. Данный закон называется «Об авторском праве и смежных правах». Хотя все «имущественные права» (исключительные права) охраняются, в том числе и для «правообладателя». Ниже вырезка из статьи 4 данного закона: «правообладатель - физическое и (или) юридическое лицо, обладающее исключительным правом на объект авторского права или смежных прав в силу факта его создания, правопреемства, на основании заключенного договора или ином основании, определенном настоящим Законом». Из статьи видно, что понятие «правообладатель» является гораздо шире, чем понятие «автор». Большая часть этого закона именно о правах «правообладателя». Получается, что этот закон писался далеко не о правах автора, а скорее о правилах монетизации несметного интеллектуального сокровища - контента. А название «авторское право» в сегодняшний закон переметнулось из 19 века, когда авторские общества пытались выбить копейку на жизнь из жадноватых кошельков издателей (“правообладателей”). Современный западный аналог названия этого закона имеет гораздо более точное название - «копирайт» (право копировать).

Ещё о копирайте

Самое главное «копирайт» - один из самых неэффективных законов в Беларуси. По оценкам Майкрософт в 2013 году 87% беларусов являлись «пиратами». 9 из 10 нарушает этот закон. Соответствует ли такой закон интересам общества? Какие могут быть причины? Незнание закона? Финансовая необеспеченность, мешающая приобретать дорогие лицензии? Возможность получать более дешёвые “контрафактные” программы? Неуважение к автору или правообладателю?  Незнание своих прав («добросовестное использование»)? В этом призван разобраться филиал Творческих Общин, который беларуские пираты презентуют 29 августа в Минске (подробности позднее).

 

Филиал Творческих Общин

Самый главный вопрос к тем, кто предлагает демонтаж или изменение текущего закона «Об авторском праве»: «Если не копирайт, то что?». Ответ: «Создать новый закон обществом».

В конце 2013 года пиратами, активистами молодёжной организации Фаланстер началась подготовка к официальному открытию филиала (которое пройдёт 29 августа 2014). На сегодня составлена дорожная карта на ближайшие год-два, а также запущен проект на площадке Талака . Можно выделить три основных направления работы филиала на этот период.
Во-первых, это комплексное исследование беларуского закона «Об авторском праве» на предмет возможности имплементации свободного публичного лицензирования для обычных и сетевых произведений.
Во-вторых, это опубликование и открытое обсуждение данных исследования для всех заинтересованных сообществ.
И в-третьих, это создание проекта обновленного закона об авторском праве методом краудсорсинга, а также сбор 1000 подписей в поддержку этих правок через инструменты электронного участия – петицию.

Справка: Краудсо́рсинг (англ. crowdsourcing, crowd — «толпа» и sourcing — «использование ресурсов») — передача некоторых производственных функций неопределённому кругу лиц, решение общественно значимых задач силами добровольцев, часто координирующих при этом свою деятельность с помощью информационных технологий. ru.wikipedia.org

Помимо этого деятельность филиала будет включать лекции, дискуссии по проблемам копирайта, информационную поддержку проектов, использующих свободные лицензии.

Хочется верить, что эти шаги, с одной стороны, наполнят созидательную деятельность пиратов, а с другой – сделают возможным через присутствие филиала СС ещё больше вовлечь беларуское общество в мировой цифровой контекст.
 

Колонки

Karen Eliot

Інфармацыйная правытнасць - гэта права індывіда на недатыкальнасць і свабоду асабістага жыцця . А ці прыватнасць з’яўляецца каштоўнасцю?

Алексей Карамазов

Молодой белорусский писатель Андрей Диченко маркирует свои книги лицензией Creative Commons. О том, почему копирайт устарел и что придет ему на смену.